В Новосибирской области впервые возбудили уголовное дело за порку ребенка — почти 70 % новосибирцев получали ремня в детстве и способны выпороть своих детей.

000000000000000000000000ремВ начале недели Следственный комитет по НСО возбудил уголовное дело в отношении 31-летней женщины — депутата одного из сельсоветов Тогучинского района. По версии следователей, дама-депутат проучила ремнем 10-летнего ребенка за воровство денег из дома и попытку кражи в магазине. Корреспондент НГС.НОВОСТИ, несмотря на серьезное нежелание правоохранительных органов и представителей местной власти рассказывать о подробностях этого дела, нашел тех, кто знаком с героями этой истории, и попытался разобраться в деле о «депутатской порке».

8 сентября Следственный комитет по Новосибирской области возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 115 УК РФ (причинение легкого вреда здоровью, штраф до 40 тыс. руб., либо обязательные работы до 480 часов, либо исправительные работы на срок до 1 года, либо арест до 4 месяцев) в отношении депутата Степногутовского сельсовета Тогучинского района Ольги Поляковой. По данным следствия, 31-летняя женщина жила со своим мужем и двумя детьми, а также 10-летним внуком мужа (ребенком дочери от первого брака), который находился у него под опекой. Мать ребенка несколько лет назад была лишена родительских прав.

Предположительно, Ольга выпорола ремнем 10-летнего мальчика, когда узнала, что внук ворует деньги из дома, а также пытался совершить кражу в продуктовом магазине. В информационном сообщении Следственного комитета указано, что мальчику «досталось не менее 10 ударов».

Корреспонденту НГС.НОВОСТИ в СК не стали раскрывать детали дела. Не посчитали нужным прокомментировать эту историю и в администрации Тогучинского района, где лишь подтвердили, что такой случай имел место.

«Нормальная она женщина. Работала в магазине. Дети всегда у них ухоженные, одетые… Она все время борется за права детей… Постоянно звонит по инстанциям — то, мол, клуба у них нет, собираться детям негде», — недоумевает Татьяна Никонова и предполагает «нервный срыв».

Депутат Никонова добавила, что депутат Полякова у себя в селе известный и, судя по всему уважаемый человек — избиратели ее уже дважды садят в депутатское кресло. Про мальчика Татьяна Никонова заметила, что он — хорошист, не затюканный и не озлобленный. Часто общался в школе с ее дочерью, регулярно рассказывал о своих делах-заботах в домашнем хозяйстве. «В школе его в воровстве не замечали ни разу. Хотя вообще такие случаи у нас случаются. И когда мы его взяли в школу в самом начале, так сама Ольга приезжала и беспокоилась за него — чтобы его не обижали», — рассказала директор школы.

Председатель коллегии адвокатов «Форум» Павел Яровой предполагает, что даже в случае обвинительного приговора, в этом случае депутата вряд ли будут ждать исправительные работы или арест. «Скорее всего — либо штраф, либо обязательные работы», — оценил исход дела в случае доказанности вины Поляковой адвокат Яровой.

В областном Следственном комитете признались, что уголовное дело за порку ремнем у них заведено впервые.

«Надо понимать, что здесь особый случай: обвиняемая — депутат, поэтому дело попало к нам», — заметили в СК. В полиции области также не припомнили, чтобы кого-то когда-то осуждали за такое телесное наказание. А Павел Яровой заметил, что последнее время такие дела стали понемногу появляться в российской судебной практике. Дело в продвижении ювенальной юстиции, считает адвокат.

«Сейчас это у нас очень сильно продавливается по западному образцу — органы опеки на Западе имеют гораздо больше полномочий на ребенка, чем родители. Мы движемся семимильными шагами в эту сторону», — сообщил г-н Яровой.

Более чем двум третям новосибирцев знакома порка ремнем, свидетельствует опрос, проведенный НГС.НОВОСТИ.

Почти 16 % опрошенных регулярно подвергались порке в детстве, 27 % — редко, еще четверть аудитории запомнили это как уникальное событие из детства. Никогда не были пороты лишь 31 % новосибирцев.

«Сейчас на уровне здравого смысла большинство считает, что это недопустимо. Но если они сталкиваются с чем-то, что выбивает их из равновесия, то они могут применить в том числе и подзатыльники, и ремень, поскольку эта модель поведения в них была заложена как допустимая в экстренной ситуации — например, когда узнают, что ребенок воровал или попался на употреблении, например, психоактивных веществ», — говорит семейный психолог Сергей Золотарев, оговариваясь, что позже родители, вероятно, признают, что «погорячились».

Аргументы сторонников воспитания ремнем обычно просты: нас так воспитывали, и мы выросли нормальными людьми. Так считает и вице-предводитель Новосибирского дворянского собрания Алексей Журавков: «Ювенальная юстиция идет к нам с Запада. Все худшее мы берем оттуда».

Телесные наказания были распространены по всему миру, в том числе и в странах просвещенной Европы. Отменять этот вид наказания здесь стали с XVIII века. Но, например, в Дании и Норвегии это произошло только в 30-х годах ХХ века.

В Великобритании телесные наказания в государственных школах были запрещены только в конце 1980-х, в частных — еще позже, в Шотландии — в 2000 году, а в Северной Ирландии — в 2003-м.

В России телесные наказания были ограничены в самом начале ХХ века, а запрет на телесные наказания детей ввела советская педагогика сразу после Октябрьской революции 1917 года.

 

Илья Калинин



Один комментарий

  1. Юра:

    Иногда детей НАДО пороть!

Оставьте комментарий

Ваш отзыв появится на сайте после проверки модератором. Комментарии, содержащие ненормативную лексику и хулу на Православную церковь публиковаться не будут.