Немецкая журналистка Маргарита Зайдлер, покинувшая Германию и приехавшая в Москву из Донецка, где работала в штабе Игоря Стрелкова, дала неожиданно интересное интервью информационно-аналитическому порталу «НьюсБалт»:

00000000000000000000000000000000000000м— Маргарита, недавно журналистам вы сказали, что «на Западе жить духовно скучно, но люди едут туда за материальными благами». А остались ли там ещё эти самые «материальные блага» или и это уже миф?

Постепенно и в материальном плане там всё изменится к худшему. Социальные льготы понемногу сокращают, экономика столкнулась с кризисом. Хотя, можно сказать, что из всех стран Евросоюза Германия является самой благополучной, где самый низкий уровень безработицы. Поэтому многие до сих пор туда тянутся. Но лично я никому не рекомендовала бы ехать в Германию.

К сожалению, немцы верят тому, что смотрят по телевизору, тому, что преподносят западные СМИ. А там и Россию, и Украину, и, например, Грузию представляют в таком свете, что у них сложилось, например, мнение, что Украина – это дикая страна, что нам там делать?

Я знаю, что Грузия – красивейшая страна, там много и культурных, и религиозных памятников, древние монастыри и т.д., которые можно было показать. А что ОНИ показывают? Они показали какую-то вымирающую деревню в горах, где какой-то крестьянин перед камерой заколол свинью. Она (свинья) кричала, конечно, страшно. Для немцев смотреть на такое просто дико. Все эти кадры вызвали крайнее отвращение. И это делается специально, чтобы потом не жалко было этих людей убивать, чтобы сложилось мнение, что это дикие нелюди. Постоянно говорили о бандитизме. Ничего положительного из этой передачи я не услышала.

Ситуация со СМИ в Западной Европе и США вообще печальна. Самые крупные СМИ находятся в руках государства и, конечно, показывают то, что им диктуют политики. Ещё 15 лет назад я дружила с одной немецкой журналисткой Ютой Хольц. Она мне говорила, что уже не может идти вразрез со своей совестью, она уже даже выпивать начала, из-за того, что её постоянно заставляли распространять ложь. То, что она хотела писать, ей не давали (она работала в одном крупном издании), говорили: «Если вам не нравится, забирайте свои документы и уходите». И я знаю, что до сих пор большинство изданий и телеканалов относятся к своим журналистам именно так.

Я смотрела по интернету передачу «Монитор» (на Первом немецком телеканале), и там из разных видеороликов сделали передачу обо мне и ещё об одном немце, который тоже специально уехал из Германии на Донбасс, чтобы защищать русских. Там, конечно, всё перевернули с ног на голову: называли «террористкой», говорили, что меня туда заманили обманным путём и используют в качестве информационного оружия и т.д. Потом показали каких-то мужчин с автоматами и в масках, которые якобы не давали этим корреспондентам подойти ко мне, что само по себе чушь и ложь.

— Понимаю, Маргарита, ну, а есть ли всё-таки немецкие СМИ, которым хоть иногда можно верить?

— Есть, но они относительно маленькие и малоизвестные. Например, «Клагемауэр-ТВ» (дословно «Стена плача»). Они пытаются докопаться до истины и представить события так, как есть на самом деле. Есть «Инфокриг – ТВ» («Информационная война»), но они иногда немного перегибают. На самом деле, очень мало. Есть ещё независимые журналисты, которые тоже стараются доносить правду, например, Юрген Эльзессер. Он заступается за нас, за Новороссию, организует многотысячные митинги.

Так, 21 июля в Берлине на улицы вышли около 10 000 человек в нашу поддержку, это уже немало. И меня лично очень радует, что есть такое мощное движение. Выступавшие на этом митинге говорили: «Люди, отключите хоть на месяц телевизор. Сколько можно терпеть эту ложь?! Придите в себя и осмыслите то, что вам говорят».

Большинство в Германии всему этому верит. К сожалению, моя мама в том числе. Она болеет, и главное её занятие – денно и нощно смотреть телевизор. Это, конечно, ужасно, что для многих телевидение является аксиомой. Они верят, что раз телевидение показало, значит, это правда.

К сожалению, за последние десятилетия немцев воспитывали так, что на переднем плане стоит «я». Они страшные эгоисты. На первом месте стоит своя карьера, благополучие. И что там кругом творится, может, ближнему плохо, многим, к сожалению, до этого дела нет.

— А есть ли среди ваших соотечественников те, кто положительно относится к России и даже поддерживает политику Путина?

— Да, есть, слава Богу. Они понимают, кто стоит за всеми этими событиями, что это Запад посягает на Россию. Они стараются говорить правду и выкладывать её в интернет, за что я им очень благодарна.

— У вас в Германии есть такая, я бы сказал, единственная по-настоящему оппозиционная партия «Левые» -Грегор Гизи, его заместитель – Сара Вагенкнехт.

— Я смотрела выступление Грегора Гизи в Бундестаге. Просто молодец! Видела лицо Ангелы Меркель, как она побледнела, и радовалась, думала: «Мужественный человек!»

— Скажите, Маргарита, а существует ли сегодня какое-то ментальное различие между выходцами из ГДР и выходцами из ФРГ?

— Да, я сама выросла в бывшей ГДР. Конечно, в течение стольких лет с момента послевоенного разделения Германии сформировалась разная ментальность. Хочу сказать, что восточные немцы более дружелюбные, общественные, они переживают не только за себя, они менее эгоистичны. Они не равнодушны к тому, что творится в окружающем мире. Чего совершенно не могу сказать о Западной Германии.

Я лично в 1991 году переселилась из Восточной Германии в Западную из-за работы, потому что после падения «железного занавеса» у нас тоже началась безработица. Сначала все кричали и прыгали от радости, но потом пришлось горько разочароваться в том, что принесло нам это воссоединение. Ничего хорошего просто не было.

В ГДР мы не знали, что такое наркотики, проституция, гомосексуализм. Система же была подобна Советскому Союзу, Эрих Хонекер, как известно, дружил с СССР.

У нас очень многое было бесплатно, даже квартиры. Некоторые прозрели сразу, а другие – несколько лет спустя. Началось пьянство от безысходности. Многие до сих пор жалеют. Можно сказать, что между нами, жителями бывшей ГДР, существует такая ностальгия. И мы понимаем друг друга совсем иначе, нежели представители ФРГ.

В последнее время в некоторых СМИ политику Меркель, как минимум, резко осуждают. Как вы полагаете, может ли леди-канцлер до такой степени довести немецкий народ, что за её партию больше не проголосуют, и произойдёт в мягкой или в жёсткой форме переворот и разворот Германии на Восток?

— Ну, движение уже есть, недовольство людей уже есть, хотя пока это и не большинство. Но, может, большинство для этого и не обязательно. Но насколько это допустят немецкие власти? И, конечно, надо чётко понимать, что до сих пор Германия не является независимой страной. Многим известно, что существует тайное соглашение с США от 1947 года, которое обязывает руководство Германии до 2099 года во всём подчиняться американским властям. Вплоть до того, что правительство Германии не может принимать важные самостоятельные решения без согласия властей США.

Поэтому Ангела Меркель делает не то, что, может, она хотела бы, а то, что ей диктуют США. И насколько бы власти США допустили переворот, не знаю.

— А в современной Германии власти преследуют несогласных, противников политики Меркель?

— Конечно, таких преследуют. У меня есть знакомая здесь в России, которая когда-то в «Фейсбуке» что-то писала против правительства Ангелы Меркель, и ей не дали визу в Германию.

Мне туда дорога уже совершенно закрыта, я там – «террористка». Мне об этом чётко сказали — тюрьма около 10 лет, даже так.

Здесь в России ещё можно что-то изменить к лучшему, если там, на Западе, 90% людей, можно сказать, просто развращены. Их мозги настолько обработаны, что что-то изменить очень и очень сложно. В России, я думаю, пока успели, может, половину развратить, тут есть над чем работать. Там же, как сказал мне один близкий друг, тоже публицист и журналист – из содома можно только бежать! Бежать, не оглядываясь назад. Я считаю, что Евросоюз уже во всём уподобился содому.

Это на самом деле Евросодом. По всему видно: по гей-парадам. Здесь это не принимается. А там многотысячная толпа с ними пляшет, радуется, это народный праздник. К сожалению, я попала один раз в Берлин, когда проводили так называемый «love parade». С любовью это ничего общего, конечно, не имеет. Это праздник сумасшедших и бесноватых, иначе не могу это назвать. Смотреть на это зрелище просто страшно – коллективное сумасшествие! И страшнейшее осквернение.

Сейчас в Голландии уже приняли закон об эвтаназии детей. Представляете, можно уже легально просто убить детей, если родители хотят от них избавиться, если ребёнок больной. Это вообще страшно и уму непостижимо!

А в Норвегии и Швеции собираются принять закон о легализации педофилии. И Запад падает дальше и дальше, и дальше, потому что они оторвались от своих христианских корней. Куда катится это общество, для меня очевидно – это прямой откровенный сатанизм. И делать там нечего.

________________________________________

Справка: Маргарита Зайдлер родилась в 1971 году в городе Виттенберг Лютерштадт (вторая часть названия – в честь реформатора церкви Мартина Лютера). Окончила медучилище и около 10 лет работала медсестрой в травматологии и реанимации. Получив аттестат о полном среднем образовании, собиралась поступать в мединститут. Однако, приняв православие, решила, как сама она об этом говорит, уехать на Святую Русь.

Беседу вёл Николай Гуськов /публикуется в сокращении/.

Источник: http://www.newsbalt.ru/detail/?ID=41963



Один комментарий

  1. такая смелая женщина

Оставьте комментарий

Ваш отзыв появится на сайте после проверки модератором. Комментарии, содержащие ненормативную лексику и хулу на Православную церковь публиковаться не будут.