хрJ0177806

Правила, закон, дисциплина, свобода

— Я крестился и хочу быть настоящим христианином. Что мне теперь делать?

Что обычно человек услышит в ответ? «Посты по средам и пятницам, посты многодневные, посты перед Причастием; правило утром и вечером, правило перед Причастием, в храм в субботу и воскресенье, исповедоваться и причащаться; читать духовную литературу, читать Евангелие и Апостол каждый день».

Возможно, скажут о милостыне и добрых делах вообще, хотя это редкость. Также часто можно услышать о соблюдении заповедей, и вообще — терпеливом и внимательном отношении к людям.

В целом, все это действительно отвечает на вопрос «что делать?», однако ни в одном из этих пунктов, кроме чтения Писания, нет ничего специфически христианского, и ни один из них не является принадлежностью только Православной Церкви. Но для меня, когда я слышу такие списки, самым тяжелым является не это.

Проблема для меня состоит в том, что всё перечисленное — законы, регламенты, ограничения. Это буква, которая убивает. Это рамка, которая ничего не прибавляет к содержанию картины. «Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога» (Гал. 2:19), говорит апостол Павел. То есть ветхозаветный Закон сделал апостола Павла «мертвым». Что это значит? Закон определяет всю жизнь человека, жестко регламентирует ее; в каком-то смысле — лишает его свободы, делает мертвецом.

Новый закон, старое отношение

 Но не это ли происходит и с Евангельским законом? Все это: «не судите», «вынь прежде сучок из своего глаза», заповеди о любви к Богу и ближним, молитвенные правила, церковная дисциплина — не воспринимаю ли я их точно также, «по-ветхозаветному»? Не являются ли они для меня предписаниями, исполняя которые, я буду «хорошим» и не буду ничего должен Богу? Если да, то согласно апостолу Павлу, они точно так же будут меня «убивать», или как минимум, не станут источником жизни, о которой говорит апостол Иоанн в своем послании (1 Иоан, 1:1-4). А именно эта жизнь, жизнь с избытком, и является лично для меня самым вожделенным даром, который я хотел бы получить от Бога.

С другой стороны, очевидно, что полное отсутствие заповедей и внешних ограничений для меня практически непосильно. «Стоять в свободе», как призывает апостол Павел, действительно тяжело, и очень хочется иметь ясные и определенные законы, которые бы избавляли меня от необходимости каждый раз делать выбор и отвечать за него.

Учиться, учиться, учиться

 Где же выход? Для меня он — в следовании за Христом. Даже говоря о любви к братьям, Христос связывал ее с ученичеством: «по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Иоан.13:35). То есть любовь вторична, а первично — ученичество. Заповеди Христа обретают совсем другой смысл: это не внешние правила, указания сверху «как надо жить», а органичное следствие следования за Христом. Тот, кто следует за Христом, поступает так же как Он: любит Бога и ближнего, не судит других, молится за обидчиков и так далее.

Кратко можно сформулировать так: не тот, кто соблюдает заповеди, следует за Христом, а тот, кто следует за Христом, соблюдает заповеди. То же самое и с любовью к ближнему: это признак того, что человек стал учеником Христа, а не средство, при помощи которого можно стать таковым.

Таким образом, для меня закон, заповеди, правила, церковная дисциплина — это форма, а ученичество, следование за Христом — это содержание. Форма выражает и подчеркивает содержание, но никак не заменяет его. Только ученичество, следование за Христом может стать подлинным содержанием моей жизни.

Согласны?

                                                                                                                  predanie.ru/email



Один комментарий

  1. Замечательная Статья Всем Сердцем за!))

Оставьте комментарий

Ваш отзыв появится на сайте после проверки модератором. Комментарии, содержащие ненормативную лексику и хулу на Православную церковь публиковаться не будут.