Память, послушание, молитва, честность

В одном из прошлых выпусков рассылки мы говорили о новозаветных заповедях и церковной дисциплине. Я пришел (напомню — для себя!) к выводу, что правила и заповеди — это очень важный, но не самый главный элемент моей жизни как христианина. Главное — это ученичество, следование за Христом.

Хочу поделиться с вами, если так можно выразиться, анализом этого понятия и несколькими цитатами из митрополита Антония Сурожского. Вот для кого следование за Христом уж действительно было содержанием жизни!

syrojskii

На практике

Бывают минуты, когда я просто не могу думать об этом без горькой улыбки. Я говорю себе: «Ты делаешь вот это и называешь себя учеником Христа?! Ты так жесток по отношению не то что к каким-то абстрактным ближним, а к собственным детям — и продолжаешь благодушно рассуждать о любви?! Вот уж в твоей жизни точно «любовь вторична»!»

Конечно, я в самом начале пути, «не почитаю себя достигшим, а только стремлюсь к цели» (Фил. 3:10). Я понимаю (хотя принять это трудно), что ученичество — это не «образ», изначально заложенный в человеке, а «подобие», которое должно в нем все больше раскрываться на протяжении его жизни.

Вот как пишет владыка Антоний:

«Новая жизнь заключается в том, чтобы жить всем тем, что представляет Собой Господь наш Иисус Христос, а не только исполнять то, что Он нам предписал или посоветовал. Речь не о том, чтобы делать, а о том, чтобы с Ним жить; дело не в том, чтобы эти заповеди исполнить и быть в состоянии сказать: Господи — чего Ты от меня еще хочешь? Разве я не исполнил то, что Ты сказал?

Дело в том, чтобы так сродниться со Христом, чтобы те заповеди, которые Он нам дал, уже перестали быть заповедями, как бы приказами извне, а стали бы нашей подлинной, обожествленной природой, чтобы эти заповеди были для нас как бы образом, картиной того, что представляет собой настоящий человек, когда он иначе и поступить не может, когда он так сроднился со Христом, что всякая Его заповедь, всякий совет, всякое указание, всякий пример и самая Его личность стали для нас тем, чем мы только мечтаем быть и чего мы стараемся достичь трудом, подвигом. Потому что Царство Божие берется силой: не насилием над другими, а насилием над собой, над своей падшей природой, над своей косностью, над своей ленью, над своими страхами, над своим безбожием».

По шагам

Владыка Антоний говорит о том, чтобы сродниться со Христом, начать «думать Его мысли» и «чувствовать Его чувства» (Фил.2:5). Это некоторая конечная цель. Как начать к ней двигаться? Из каких кирпичиков она складывается для меня?

1. В первую очередь, это внутренняя установка, твердая мысль: я хочу быть учеником Христа, учиться у Него. Главная моя цель — близость с Богом, а все остальное — посты, молитвы, Предание, отцы, заповеди, церковная дисциплина — ценно лишь постольку, поскольку способствует ей. Как пишет о. Алексий Уминский: «Если мы останемся только поборниками внешнего благочестия и усердными исполнителями заповедей, но не расслышим этого призыва („возьми крест свой и следуй за мною“) или не откликнемся на него, двери в Царствие Небесное для нас не откроются».

2. Послушание Христу. Об этом также писал митрополит Антоний: «послушание в основе заключается в том, чтобы научиться всем существом своим — то есть всем умом, всем желанием своим, всей волей — вслушаться в то, что говорит другой. И цель его — именно перерасти себя благодаря тому, что ты вслушиваешься в мудрость или в опыт другого человека».

3. Во что именно вслушиваться? Владыка Антоний говорит о послушании другому человеку, но для меня это значимо и по отношению к Богу. Основные «динамики», из которых «звучит» для меня голос Господа, это: молитва, обстоятельства моей жизни, слова близких, Священное Писание, духовная литература.

Например, с этой рассылкой: я увидел, что создание постоянной рассылки будет полезно и мне лично, и людям, для которых я пишу, и Преданию в целом. На наших евангельских группах в ходе чтения Писания и обсуждения с коллегами появилось несколько идей, которые можно обсудить. В молитве я просил у Господа поддержки и вразумления, и из обстоятельств своей жизни (отклики на рассылку от вас, реакция моих близких и коллег на эти письма) увидел, что это хорошее дело, и его нужно продолжать.

4. Честность. Если какая-то норма в Евангелии кажется для меня непонятной или неисполнимой на данном этапе жизни — мне кажется очень важным признать это перед Богом и собой. Это часть ученичества, часть процесса обучения: признать, что я чего-то не понимаю. Слово владыке Антонию:

«Но бывает и так, что те или другие слова Христовы представляются нам жесткими, неприемлемыми, словами, которых мы принять не можем. <…> И вот мы должны читать Евангелие с открытым умом, с открытым сердцем, чтобы, встречаясь с поступком Христа, видя Его отношение к людям, слыша Его слова, обращенные к тому или другому человеку, слыша то, что Он говорит ученикам, то, что обращено к нам — видеть и слышать в правде, внутренней правде, с готовностью сказать: «Это — да, Господи! Это я поставлю себе в закон, потому что я теперь понимаю, что это является, пусть зачаточно, внутренним законом моей жизни. А этого я коснуться не могу, я просто не понимаю, о чем Ты говоришь; а этого я еще принять не могу, — никак не могу принять! Может быть, когда-нибудь дорасту, а сейчас — нет!»

Если я не признаю честно, что не вмещаю вот эти слова Писания, что они вызывают у меня отторжение, то я никогда не смогу по-настоящему их вместить. Я буду только делать вид, что следую за Христом. Получается, внутри одно, а снаружи другое. Это путь к фарисейству.

Для меня, например, таким камнем преткновения до сих пор остается богатство. Призыв Христа в Евангелии ясен: «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах», и дальше — «трудно богатому войти в Царствие Божие» (Матф.19:21,23). Есть много красивых схем, «освобождающих» христианина от этих слов, но мне они представляются не вполне убедительными. И тут мне кажется важным честно сказать: «Господи, на текущий момент я не готов все раздавать и полагаться только на Тебя».

А у вас?

Прямо сегодня я могу сказать себе: «я — ученик Христа». Прямо сегодня я могу посмотреть на свои затруднения и спросить: «Господи, а чего Ты хочешь от меня в этой ситуации?» Я могу попытаться увидеть в обстоятельствах жизни, прочесть в Священном Писании, услышать от близких Его волю и последовать за Ним.

                                                                                                          Матвей Берхин   mb@predanie.ru



Оставьте комментарий

Ваш отзыв появится на сайте после проверки модератором. Комментарии, содержащие ненормативную лексику и хулу на Православную церковь публиковаться не будут.